Рыбалка на Амуре — Все о ловле рыбы 🎣 Рыбалке.нет

Рыбалка на Амуре

Еще в далеком детстве среди прочей рыболовной литературы был у меня рыболовный справочник «Рыбы СССР», на обложке которого красовалась нарядная рыба ауха — обитатель амурских вод. В Амуре, вообще, много рыб с незнакомыми для европейца названиями. Поймать одну из них — некая несбыточная мечта, которая наверняка есть у каждого рыболова. И вот сложилось так, что судьба мне улыбнулась.

Посмотрев несколько фильмов про амурскую рыбалку, я несколько лет переписывался по Интернету с местными рыболовами. И вот мечта сбылась — нам предстоит перелет на Дальний Восток. Вначале приятные хлопоты и волнения, вопросы, подготовка снастей и приманок, поездки по рыболовным магазинам… Все как обычно.

аухаБассейн Амура охватывает огромную территорию — свыше 1,8 млн км2 российской, китайской и монгольской земли; ширина реки в некоторых местах достигает 3 км. На всем протяжении в Амур впадает множество рек, речек, речушек, берущих начало в горах, между которыми расположилась амурская пойма. И конечно. Амур, его притоки, многочисленные протоки и озера — рай для любителей рыбалки.

Рыбы многих видов являются эндемиками и незнакомы европейским рыболовам. Здесь все еще встречается крупнейший осетр мира — калуга, масса которого может достигать 1,5 т. Кроме того, водятся амурский осетр, амурский жерех, желтощек, змееголов, верхогляд, амурская щука, в общем, всех не перечислить.

Восемь часов полета, и мы в объятиях друзей. Плотная программа пребывания началась с экскурсии по набережной Амура, посещения аквамузея с живыми экспонатами местных вод и краеведческого музея. Поскольку с момента вечернего старта в Москве и до новой местной ночи прошло больше суток без сна, первый световой день тянулся для нас непривычно долго. Но когда среди музейных экспонатов я увидел прообраз воблера, то всю дремоту как рукой сняло. Получается, что дедушка Раппала еще не родился, а будущие подданные Российской империи более 500 лет назад уже ловили на эти приманки, и наверняка успешно. Судя по висящим рядом крюкам, ловля была тоже своеобразной. Опуская рыбешку из обожженной глины в прорубь или в отвес с лодки, приманивали хищную рыбу, а затем багрили ее. Скорее всего, трофеи были из семейства лососевых (это самая распространенная здесь рыба), хотя могли быть и варианты. К сожалению, даже музейный гид не может все объяснить подробно.

Наконец-то мы на реке Величие Амура впечатляет. Еще с самолета мы наблюдали на нем несколько широких проток, разделенных большими островами. Нам предстоят небольшой сплав и ночевка на берегу. Солнце клонится к горизонту, цвет воды под его лучами напоминает розовый перламутр с жемчужными бликами. Ширина реки в этом месте такая, что прогулочный катер у противоположного берега кажется мелкой суетливой букашкой.

Лодки накачаны, весь скарб на берегу, осталось отогнать машины в поселок и подождать еще одного задержавшегося члена нашей экспедиции. Рыболовный зуд не позволяет сидеть на месте, и вот уже первые приманки полетели в воду. Пологий песчаный берег, напоминающий деревенский пляж, сводит все шансы к нулю. Александр предлагает переместиться к скальному выступу, где сам он неоднократно ловил рыбу.

Первый заброс, и крупная тень промелькнула над воблером моей жены — промах. Едва я забросил блесну, как вновь раздался ее радостный возглас. Пока ускоренно выматывал леску и расчехлял фотоаппарат, вершинка ее удилища мягко пружинила, гася рывки неутомимой рыбы. Кто там: верхогляд, ауха, желтощек, плоскоголовый жерех, щука, соменок, змееголов? Судя по экспонатам аквамузея и рассказам приятелей, здешний край богат разнообразными хищниками. Серебристый бок с алыми плавниками несколько раз стремительно проносится вправо-влево, не позволяя навести фокус. Это был монгольский краснопер — красивая рыба, похожая на нашего жереха, только морда у него подлиннее, да и рот, пожалуй, пошире. После краткой фотосессии примерно 2-килограммовый трофей стремительно рванул в глубину. Рыбья мелочь рассыпалась брызгами почти у самого берега. Стая жировала настолько активно, что некоторые мальки, напоминающие наших пескарей, в панике выбрасывались на берег. Стремительный удар рыбы и скрип фрикциона заставили меня немного понервничать. Еще один красавец никак не хотел выходить на отмель.

И даже на берегу сильное упругое тело пружиной рвалось из рук, не позволяя снять себя с крючка. Несколько кадров, и трофей возвращен в родную стихию. Друзья спешат поздравить нас с почином, а в это время еще один боец сгибает спиннинг в дугу. Итак, начало положено. Пора зародить моторы и трогаться в путь. Уже в сумерках ставим палатки на каменистом берегу, ниже большой ямы. Быстро темнеет, но слаженные действия опытных таежников позволяют устроить походный уют быстро и без суеты. Вот уже и стол накрьт, и котелок кипит над газовой плиткой, и костерок притягивает взгляд добрым светом. После ужина начинается самое интересное: рыболовы раскрывают коробочки с приманками и начинают демонстрировать их содержимое. Время от времени они достают самые любимые и уловистые модели и пускают их по кругу на всеобщее обозрение, рассказывая при этом интересные истории о поимке своих трофеев. В одной из коробок хозяев я заметил фидерную кормушку. А что, если попробовать поймать сазана или сомика? По словам местного ихтиолога, в Амуре водятся два вида сомов: амурский и Солдатова. Предлагаю идею приятелям, тем более что фидерное удилище захватили с собой. Да и с приманками проблем нет — двустворчатые ракушки в изобилии обитают среди прибрежных камней. Они отнеслись к моему предложению с некоторой долей иронии и снисходительности. Несмотря на такую реакцию, снимаю с блесны тройник, привязываю его на боковом поводке выше кормушки и насаживаю на каждый крючок по кусочку мякоти моллюска. Едва сделал заброс, повесил сигнализатор-бубенчик и отошел к костру, как последовала поклевка. Вершинка удилища склонялась к воде. Я подсек и ощутил, что какая-то рыба села на крючок. Приятели, рассевшись полукругом в раскладных креслах, с интересом и едва скрываемыми улыбками наблюдали за моей суетой. На крючке болталось нечто скользкое оливкового цвета, отдаленно напоминающее некрупного налима. Это касатка плеть, подсказывают мне. Именно из-за нее да касатки-скрипуна здесь не ловят на ракушку — замучают поклевками усатые бестии. Хорошо еще, что крючок оказался крупный и рыба зацепилась за губу, иначе пришлось бы разрезать брюхо, измазавшись в обильной слизи и крови. Кстати, мясо у нее вполне сьедобное. Говорят, что раньше ее ловили ведрами, жарили и варили, но, с тех пор как южный сосед стал сливать в Амур промышленные отходы, здешнюю рыбу стараются не есть. Я попытался снять ее с крючка, но услышал предупреждающий окрик. Оказывается, чтобы снять с крючка травмоопасную касатку-плеть, требуется определенный навык. Прижав голову рыбы к земле, Александр зафиксировал зазубренный шип в спинном плавнике, чуть надавил на него, подав вперед, и два грудных плавника растопырились. Они тоже оказались вооруженными такими же острыми пиками с пилой. После этого он захватил рыбу пальцами одной руки таким образом, что она оказалась в своеобразном замке. Несколько снимков на память, и рыба отправляется в воду.

Клев был очень интенсивным, рыба оказалась стайной, брала бойко и жадно. Стайки этих придонных хищников сами являются кормом для калуги, осетра и сома Поймав еще несколько экземпляров, я отправился в палатку, чтобы не проспать утреннюю зорьку. Однако оказалось, что проспать ее невозможно. Едва забрезжил рассвет, как река ожила. Рядом с палаткой что-то булькало, чавкало и било хвостом. Часов с собой не было, да они и не нужны были в эту пору. Достав спиннинг, я начал методично обрабатывать бровку и свал в яму вначале тяжелыми блеснами, потом вертушками, затем мелководными воблерами попперами. меняя их размер и цвет, — все безрезультатно. Рыба била там и тут, разгоняя малька, но на искусственные приманки брать не хотела. Около часа я соблазнял амурского хищника в одиночку. Затем подошел Саша. Я совершенно забыл про вечерний уговор разбудить его было не до него, когда такой бой шел.

Оказывается, в местной рыбалке не все так просто, и мы отправляемся на скальный выступ, куда показывает мой друг. Пока добираемся до места подходит моя супруга со спиннингом. Солнце еще не показалось над горизонтом, розовое слоистое марево заслоняет полнеба, ветра нет, на склоне в кустах постепенно просыпается птичий оркестр. Красота неописуемая. Сильное течение бьет в скалу, образуя обратки. Под нами большая яма, глубину которой не удается пробить даже тяжелыми приманками. Во время каждой проводки происходит зацеп. Многочисленные камни и скалистые выступы мешают сделать нормальную проводку. Стоит только приманке попасть между камнями или в скалистую щель, приходится ее обрывать. Несколько блесен и воблеров уже покоятся на дне, и вот опять. Иду по течению, пытаясь вытащить воблер из плена, как вдруг удилище начинает играть. Медленно но верно кто-то выбирается из скалистых глубин. Да это же ауха!

Широкое тело с растопыренными плавниками и мощное течение создают иллюзию крупного трофея. Аккуратно подвожу ее к берегу, на самой кромке она открывает огромную пасть, и приманка пулей пролетает мимо моего лица. Рефлекторно прижимаю рыбу рукой и накалываюсь на шип. Выношу ее подальше от кромки, а схватить ее почти не за что. При любом прикосновении она демонстрирует свое вооружение: поднимает гребень спинных игл, на жаберных крышках у нее зубчатая пила а два ряда, на брюшных плавниках — по хорошему шипу а на анальном — три иглы, при этом она ворочается, издавая брюшные рокочущие звуки, стараясь либо вырваться, либо достать до цели. Судя по всему слизь у нее с сюрпризом. Рана на руке тут же начинает гореть, как после укуса осы, ладонь распухает и болит. Вот так знакомство! Быстро проводим фотосессию и отпускаем этот дивный трофей, который до сих пор находится в Красной книге. Хотя, по словам ихтиолога аквамузея, аухи сейчас в реке вполне достаточно, но попасть в Красную книгу гораздо проще, чем выйти из нее.

Через несколько минут супруга, перепрыгивая по камням, с трудом выводит на отмель еще одну ауху. которая тянет не менее чем на 2 кг. Крупный трофей окрашен в оливково-серые тона и заметно проигрывает покрасоте окраски тела более мелкому собрату. Думаю, что только настоящие мастера камуфляжа вырастают до приличных величин. По словам местных, этот амурский окунь может достигать 5 кг, поэтому ставлю тяжелую колеблющуюся блесну, на которую когда-то ловил семгу на терском берегу. После заброса, не сматывая шнура, делаю большую паузу, чтобы опустить приманку ближе ко дну. Несколько проводок, и следует мертвый зацеп. Постучал по комлю, походил вправо-влево, подергал за леску, похоже, отцепил. Едва взялся за рукоятку удилища, как оно вновь заходило в руках. Видно, серьезная рыба схватила приманку.Мелькнул оливковый камуфляж — значит, снова ауха. но на этот раз более крупный экземпляр, явно за 2 кг. Фотографируясь с ним, я подумал: И что все ездят за бассом? Наши российские трофеи не хуже ни по окрасу, ни по азарту вываживания. Стоя на мысу, мы старались забросить приманку подальше: накромку струи, на границу с «обраткой», где обычно охотится хищник, а почти все поклевки происходили под самым берегом. Охотясь из засады, ауха явно хватает то, что оказывается рядом с расщелиной или камнем, где она находится. Вернее, не хватает, а скорее засасывает огромным ртом. Чмок, и нет приманки. Вот я и попал в нужное место. Однако хотелось чего-то еще, ведь здесь хищных рыб гораздо больше, чем в наших реках.

Но, похоже, Амур-батюшка не спешит раскрывать сразу все свои секреты. Показалось солнце, и тут же потянул ветерок. Поклевки закончились, но утро явно удалось. Когда солнце поднялось чуть выше, я заметил шевеление под ногами. Тут и там на скалистых выступах ползали или сидели замерев, личинки стрекоз. Некоторые еще обсыхали, а другие уже стали превращаться во взрослое насекомое. Значит не сегодня-завтра стоит ждать массового вылета гнуса.

Безусловно, невозможно за одну поездку понять реку, но получить представление об особенностях местной ловли можно. Нас привезли на отличное место, где широкая река, вернее, одна из ее проток сжата с двух сторон огромными грядами из насыпанных валунов, в результате чего уровень реки выше по течению поднимается почти на 1 м. Затем вода с шумом прорывается через камни, образуя длинный шивер перекатов, водоворотов, обраток, которые на разливе упираются в огромную яму с обрывистыми берегами. Что это место перспективное, было понятно сразу. Крачки кружились сразу над несколькими котлами у обоих берегов, изредка пикируя в воду.

Быстро накачиваем лодку, чтобы переправиться на дальний берег (точнее, на огромный остров), и ищем спуск к воде. Прошедшие недавно дожди, а главное, обрывистый берег немного затрудняют эту задачу, едва не превратив спуск в мини-тренировку по бобслею. Сегодня мы хотим поймать каких-нибудь новых хищников. Верхогляд, желтощек, амурская щука не дают нам покоя, а где-то рядом могут таиться на дне и амурские сомы. Жаль, что мы ограничены временем и взяли только спиннинги, потому что для поклонников фидерной рыбалки здесь тоже масса сюрпризов — черный лещ, амурский сазан, китайский карась, которого после акклиматизации на Волге стали называть гибридом или душманом, а еще белый и черный амуры. Наши старания не пропали даром. Счет открыт.

Среди наших сегодняшних трофеев несколько небольших аух, уже знакомый краснопер, но и только. Меняли приманки, места ловли, рвали снасти о веревки старых китайских сетей, застрявших на подводных корягах. У самой кромки стремнины из-под огромного камня вывернулась здоровенная ауха. Но то ли промахнулась на стремнине, а скорее всего, раздумала в последний момент и, вернувшись в свою расщелину, больше ни на что не реагировала. Вдруг сквозь шум падающей воды донесся крик нашего друга его удилища упруго кивала в сторону струи, показывая всем, что именно там борется за свою жизнь подводный монстр. Через пять минут показался серебристый бок крупного верхогляда. До самого последнего момента он отстаивал свою свободу. Внешне он немного напоминает чехонь, а по силе борьбы вполне мог бы сравниться с трофейным жерехом. Снова несколько фотографий на память и… плыви, красавец.

Оказывается, счастливчик Радомир избрал несколько иную тактику. Он не прочесывал приманками прибрежные обратки, а забрасывал воблер в кипящий котел сплетавшихся струй и сбрасывал воблер в кипящий котел сплетавшихся струй и сбрасывал леску с катушки. На самой дальней бровке, то есть там где река расширяется, теряя скорость, он начинал подматывать шнур. Там и попался ему верхогляд. Мы тоже попробовали такую тактику, однако то ли с размером и с цветом воблера не попадали, то ли не оказывались вовремя в нужном месте, но поймать нам ничего не удалось. Пока выясняли причину неудачи, Радомир махнул рукой и что-то крикнул, но из-за рева падающей воды мы не услышали его.

Вдалеке, в широком омуте, огромная дельфиноподобная туша плюхнулась в воду, подняв тучу брызг. Какая рыба плавилась, калуга или осетр, было непонятно, но то, что такие монстры находятся где-то рядом, вызывало восхищение этой рекой. Во всяком случае, на Нижней Волге я такого ни разу не наблюдал. Может быть, такое изобилие — результат того, что здесь нет перегораживающих реку гигантских электростанций и засилья браконьерских снастей. Прощаясь на вокзале с друзьями, мы загадали, что вернемся сюда вновь, зимой или летом. Зимой на отмелях здесь ловят крупного сига на сиговку — самодельную латунную блесну, напоминающую балансир, с подсадкой тонкой полоски рыбного филе. За щукой же охотятся со свинцовой приманкой, напоминающей личинку стрекозы, только вместо лапок на ней имеется шесть крюков, задранных вверх. Заметив такую приманку в магазине, мы решили, что это браконьерская снасть для ловли на зимовальных ямах. Оказывается, так ловят местную щуку, причем по-честному — за пасть. Если хочешь половить змееголова, следует отправиться в тихие заросшие омутки и старицы и там искать удачу. За крупной щукой обычно едут на Бурейское водохранилище, которое построили настолько быстро, что его будущая чаша была затоплена вместе с лесом. Теперь в подводных лесных джунглях обитают настоящие монстры. Трофейные щуки за 10 кг здесь не редкость, а обрывы снастей происходят регулярно.

После нашего отъезда друзья на рыбалку больше не выезжали. Все лето шли дожди. Вода в Амуре поднялась, затопив все косы, отмели и даже окраины Хабаровска. А может, это и неплохо? Значит, малек нагуляет жирок, хищник наберет трофейную массу, и в следующем году рыбалка будет еще лучше.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях