Зимняя ловля плотвы — Все о ловле рыбы 🎣 Рыбалке.нет

Зимняя ловля плотвы

У многих любителей зимней ловли нехищной рыбы (а в основном — это плотва) рыбалка прочно ассоциируется с установкой палатки и долгим бдением над двумя-тремя лунками, сделанными в ее пределах. Когда я говорю, что палатку на плотвиную рыбалку никогда с собой не беру, люди удивляются: а как же ты ловишь? Когда же они видят улов, то удивляются еще больше, особенно, если рыбачили мы в один день (или ночь) и неподалеку друг от друга.

Вместо утомительного сидения в палатке, когда и тело затекает, и воздуха свежего не чувствуешь, я давно уже выбрал активный способ ловли плотвы. Приходя на место ловли, сверившись с картой глубин, которая всегда с собой в GPS-навигаторе, сверлю серию из 8 -10 лунок на расстоянии 10-15 м одна от другой. Карту в подсвеченном экранчике навигатора я изучаю, чтобы линия из моих лунок, которая, как правило, не меньше 100 м в длину, была направлена в сторону ближайшего изменения глубины.

izhbvhsvs7i

Впервые такая идея при ловле плотвы мне пришла после того, как я съездил с петербургскими спортсменами-мормышечниками на одно из озер Карельского перешейка. Там сверление серии лунок от мелководья в глубину — стандартный способ поиска рыбы. Однако, помимо нахождения наиболее активной, многочисленной и крупной рыбы, способ имеет и другие преимущества. Например, если в лунке после вытащенных подряд нескольких рыб перестало клевать, то не стоит сидеть на ней, пытаясь с помощью ухищрений с игрой вымучить еще поклевку. Гораздо эффективнее перейти на другую лунку, где на прикормке стоит свежая, т.е. непуганая рыба. То же и со сходами — после неудачной подсечки испуганная рыба, которую вы подержали на крючке пару секунд, бросается в сторону, очень часто уводя за собой всю стаю. У палаточника это означает долгий перерыв в клеве. А когда есть закормленная серия лунок, достаточно лишь перейти на соседнюю.

Итак, вскоре после поездки со спортсменами на их излюбленное озеро, я отправился ночью на Ладогу в Креницы. Добрался до одной из своих плотвиных точек, которые давно занесены в навигатор, уже по темноте. И решил повторить опыт ловли с многих лунок, тем более что ночь была не сильно морозная, стояла приятная погода на грани оттепели, от силы минус 2-5 градуса, да и ветер не доставлял особых неудобств. Рассмотрел карту в навигаторе — и решил сверлиться в сторону ближайшей каменистой гряды, где и глубина тоже немного отличалась. Замешал прикормку, а пока она впитывала в себя воду, пошел с буром в выбранном направлении, делая лунки через каждые 10 м. Навигатор был включен, и направление, а также расстояние между лунками, я выдерживал довольно точно. Затем закормил все лунки, опустив прикормку в кормушке-«самосвале». Глубина в месте ловли была три с небольшим метра, а я считаю, что кормить сверху, с руки, допустимо лишь при глубине не более двух.

Еще во время закармливания моей «стометровки» я считал обороты при выматывании кормушки, которая у меня сделана на специальной снасти из старого удильника для блеснения, но без хлыста. Глубина во всех лунках оказалась практически одинакова, максимальный перепад составлял всего около 20 см. Помню, тогда я подумал, что все это пустая затея, только время, силы и прикормку зря потрачу. Но оказалось совершенно не так.

Пока я закармливал десять лунок, из каждой вычищая шугу и при наполнении кормушки тщательно разбивая пальцами все комочки, чтобы прикормка стала максимально однородной, прошло около получаса. Вернулся к первой лунке, сел передохнуть, выпить чаю, а когда приступил к рыбалке, от закорма прошло уже три четверти часа. Наживил на мормышку со светонакопителем несколько личинок мотыля, хорошенько подсветил приманку налобным фонариком и опустил ко дну. Стоило начать плавную игру, как практически сразу последовала уверенная поклевка — и вот уже на льду, при свете налобного фонаря, плясала увесистая ладожская плотвина. Так я поймал три или четыре мерных плотвины почти подряд, а затем пошли слабые поклевки, которые не удавалось реализовать, а когда все ж засек наконец, то виновницей оказалась плотвичка граммов на 50. Все ясно: крупняк частично выловлен, частично насторожился, пришло время пировать для мелочи.

Я давно знаю, что не стоит выбивать рыбу под лункой до конца. Ведь кормящаяся на небольшом «пятачке» стайка — это мощный привлекающий фактор для другой рыбы, и посильнее даже хорошей прикормки. Поэтому я взял мормышку в одну руку, в другую — свой маленький и легкий раскладной стульчик и перешел на следующую лунку. Леску я, разумеется, не сматывал, удильник-«балалайка» волочился по льду за мной. Это самый удобный способ передвижения, если только на льду нет глубокого снега, который быстро испещряется следами — удильник там частенько застревает. Но и тогда я не использую катушку, а при переходах просто наматываю леску на руку.

Итак, вот в свете фонарика показалась вторая лунка. Сел, перенаживил, стал опускать мормышку, перебирая леску и одновременно подтягивая к себе удильник. Вот «балалайка» в руке, вот пошла игра после обязательных нескольких постукиваний по дну. Один плавный подъем с неторопливыми покачиваниями, второй, третий — и ничего. Ни поклевки. Удивился — ведь в десяти метрах клевало, а глубина та же. Поставил «на стоячку», подождал пару минут — не клюет, и все тут! То же повторилось и на третьей лунке. Переходя на четвертую, я уже думал, что придется мне всю ночь ловить на первой лунке, потому что рыба только там. Однако четвертая опять порадовала хорошим клевом. Тот продолжался дольше, чем на первой, и кроме пяти или шести крупных плотвиц я вытащил несколько экземпляров упитанной густеры, которая, кстати, не редкость в Креницах.

Пятая и шестая лунки тоже были с рыбой, а вот дальше клевой оказалась только девятая, предпоследняя. Такие выводы я сделал не сразу, не с первого обхода линии, а после того, как обловил все десять лунок раза три или четыре, на что ушло почти два часа. Все это я так хорошо помню, потому что в те годы вел рыболовный дневник. А рыбалка, о которой идет рассказ, была первой по новому принципу, поэтому я и записал все довольно подробно. Потом такой метод ловли плотвы стал для меня обычен, да и дневник был заброшен, хотя в какой-то мере его заменили отчеты о рыбалках на интернет-форумах. Впрочем, я отвлекся, пардон. Вернемся в ту ночь 2006 года, на девятый километр налево от устья Волхова, в район, который у рыбаков называется «Креницы».

Когда стало очевидно, что некоторые лунки почему-то не работают, я перестал уделять им внимание, чтобы не тратить время зря. Ловил только с клевых. Но постепенно клев стал ослабевать и в них. Посмотрев на часы, я понял, в чем дело: ловлю-то уже часа три, пора бы и докормить. Еще один обход лунок с кормушкой. На этот раз кормил только клевые лунки, а нерабочие присыпал снежком, чтобы не отвлекали. Вернулся в начало линии, снова краткий отдых, горячий чай, а заодно и время, чтобы после докорма рыба успокоилась, вернулась к лункам и привела новых сородичей. Когда чаепитие было закончено, я убедился, что расчет оказался верным. Так и ходил до самого рассвета, пока на лед не стали выдвигаться окунятники. Тогда я быстро собрал улов, ведь ночью рыбу не прятал — не от кого.

Попробовал половить еще, но с рассветом на прикормленые лунки пришло много мелочи. К тому же то с одной, то с другой стороны рокотали моторы снегоходов, «мотособак», вездеходов-каракатов и прочей техники, которая двигалась дальше в сторону Птинова — там в последние дни шла «раздача» окуня. Мне после ночной тишины и одиночества стало некомфортно, да и улов был более чем достаточный, так что я сложил бур, допил чай и двинулся к берегу, против потока любителей зимнего блеснения.

Методика ночной беспалаточной ловли на Ладоге с серии лунок с тех пор много раз подтверждала свою результативность. И не только в Креницах. Я так ловил практически по всему южному побережью: Шальдиха, Лаврово, Кобона, Леднево, Черное, Кивгода, Лигово, Сумское, Дубно, Вороново, Кириково. И везде такой способ был намного эффективнее ловли на одном месте в палатке. Я не голословно говорю, ведь часто сравнивал улов с «ночниками», находившимися на льду в том же районе в ту же ночь. К тому же каждую зиму бывают случаи, когда, завидев мелькающий в ночи огонек налобного фонаря, ко мне приходят палаточники спросить об улове. Увидев рыбу возле лунок, удивленно восклицают: ого, да у тебя тут клюет! А у нас, мол, что-то слабо — подойдет изредка, парочку поймаешь и опять глухо.

Я в ответ советую вылезти из палатки — и насверлить такую же серию лунок, как у меня. И, разумеется, ловить с игрой, а не на стоячую удочку, как привыкли очень многие. И снять всякие подвески выше мормышки, потому что нормальную игру создать с ними практически нереально, мормышка должна быть одна. Но мало кто решается на такую коренную ломку привычек, и уходят, бормоча себе под нос: ладно, раз рыба есть, значит, и у меня расклюется… Теоретически, когда рыбы много и активность ее высокая, может и с одной лунки хорошо клевать. Но, увы, рыбы у нас даже в Ладоге уже не изобилие, и надо менять дедовские способы, искать новые подходы, а то риск остаться без улова слишком велик.

А теперь, когда рассказал все основное, надо подытожить информацию о тактике и технике такой рыбалки. Сначала «открываю карты» по снастям. Мормышка для Ладоги у меня около 3 мм в диаметре, обязательно со свежим светонакопителем и идеально острым крючком. В начале каждого сезона проверяю эти два важнейших параметра, и если что-то не устраивает, иду в магазин за новыми мормышками. А вот форма не важна, ночью имеет значение лишь размер и, соответственно, масса мормышки.

Леска ночью у меня немного толще, чем днем. Если при ловле в светлое время суток плотвиные удочки оснащены качественной леской Shimano Ultegra Silk Shock 0,11 мм, то ночью я позволяю себе поставить жилку чуть покрепче — например, Owner Broad 0,12 мм (просто к этим двум маркам привык за многие годы, другие беру редко).

Удильники в последние пару сезонов предпочитаю безосевые. Фирма «Пирс» делает две модели, которые полностью меня устраивают, и они по всем параметрам удобнее зимних удочек, у которых катушка на оси.

Кивки — только лавсановые, подбираю их под каждую мормышку и под желательную игру. Ведь плавные покачивания мормышкой — это хоть и классика при ловле плотвы, но далеко не аксиома. Есть немало других вариантов плотвиной игры, которые приносят успех, но сейчас не буду распространяться об этом, это тема для отдельной интересной статьи. Вообще, весь опыт моей активной ночной рыбалки в одной статье не охватить, ведь тот же метод отлично работает и на Финском заливе при ловле плотвы и крупной красноперки. Но это, опять-таки, отдельный разговор.

Бур я использую 130-миллиметровый, хотя для плотвы запросто хватило бы и «сотки», она у меня есть. Однако в ночной тьме, под самой лункой, завидев свет от фонарика, рыба нередко делает рывки в стороны в надежде все-таки уйти, и в широкую лунку ее завести гораздо проще.

Теперь о тактике ловли. Звучит заманчиво, не правда ли? Не сидеть сиднем в палатке, надеясь лишь на удачу, а ловить активно, анализировать обстановку, менять игру, насадки, прикормки, выбирать наиболее клевые лунки. По-моему, по спортивности такая ловля плотвы ничуть не уступает окуневому блеснению, зато без озверелой толпы, рева моторов всякой техники и прочих дневных ладожских «прелестей».

К тому же эта рыбалка открывает возможности для интереснейших экспериментов. Например, сделать адекватный вывод, сидя в палатке, хороша ли прикормка, которую ты применяешь, довольно сложно. А я сплошь и рядом кормлю лунки разными прикормками через одну, для достоверности. В последние пару сезонов использую смеси от «Биотехнологии» — и накопил немалый опыт по их прикормкам. Могу сказать, например, что готовая, т. е. уже увлажненная зимняя смесь «Рыболов-эксперт» — более тяжелая и инертная, чем сухие смеси, которые нужно увлажнять самому. Поэтому до подхода рыбы на лунку обычно проходит несколько больше времени. А сухие сыпучие смеси при самостоятельном увлажнении более активны, пуще «пылят» в воде, поэтому рыба приходит быстрее. Но и процент мелочи значительнее — и когда эта мелочь сильно достает (при дневной ловле, например), лучше кормить готовой.

Еще один вывод, который идет вразрез с мнением многих классиков зимней мормышечной ловли — бесполезность на зимней Ладоге добавления в прикормку мотыля. Как ни странно, но в лунках, закормленных смесью прикормки с мотылем, по сравнению с «обычными», прикормленными чистой прикормкой, более сильного клева я не выявил, а статистика у меня большая. Спору нет, мотыль работает на озерах Карельского перешейка, и тем более в Средней полосе России, но на нашем озере-гиганте Ладоге почему-то не проявляет своей силы.

Честно говоря, некоторые вещи я объяснить не могу, остается лишь констатировать факты. Но ведь в этом и прелесть рыбалки, что не все объяснимо, что-то всегда остается загадка. Так вот, я не могу понять, почему среди восьми — десяти лунок, просверленных на практически ровном ладожском дне, в одних лунках клюет, а в других — нет. Но это факт, подтвержденный великим множеством таких рыбалок.

Каждый сезон я ловлю плотву по 10-15, а в последние годы — и больше раз, так что с зимы 2006 — 07 года число таких рыбалок — по спортивной схеме — перевалило далеко за сотню. И каждый раз попадаются лунки, в которых по неведомой причине нет рыбы. И ладно бы, если б самыми клевыми всегда оказывались крайние лунки в серии, тогда понятно — это как крайние сектора на соревнованиях, в которые мечтают попасть спортсмены. Но ведь это не так! Порой ловит предпоследняя лунка, а крайняя — молчит, как это было в описанной в начале статьи первой моей рыбалке по этому методу. Впрочем, ладно, я готов смириться с необъяснимостью этого факта, ведь если в одной лунке не клюет, я перехожу на другую, а потом еще на другую — и нахожу-таки рыбу. А вот как представишь, что над таким неклевым местом человек поставил палатку, да сидит целую ночь в унылом настроении, бессмысленно тратя прикормку…

Просверлив лунки на дистанции около ста метров, шансов встретиться с рыбой гораздо больше. Ведь течения на Ладоге почти нет, издалека рыба на прикормку вряд ли придет. Задача — найти место, где плотва есть, пусть и рассредоточенная, и собрать ее под лункой. Разумеется, если из серии работает лишь одна-две лунки рядом, я оставляю другие и перехожу на найденное клевое место, досверливая там еще несколько лунок по сторонам. Но не ближе, чем 10 м одна от другой! Иначе начинается конкуренция за одну и ту же рыбу.

Бывает, что во всех лунках рыбы нет. Редко (ведь я езжу по проверенным многими годами точкам), но бывает. Тогда не стоит обходить лунки больше полутора-двух часов. Если за это время рыба так и не подошла, перемещайтесь на другое место. Если ловите без знания точек — сверлите меньше десяти лунок, но на большем расстоянии одна от другой, чтобы все-таки шансы наткнуться на рыбу получились максимальными. Однажды в Шальдихе я перемещался по акватории, делая серии по 5 лунок через 25 м, получая в итоге ту же длину линии — 100 м. После полуторачасового облова, не увидев поклевок, перемещался на километр-два — и повторял серию. Лишь на третьей точке нашел рыбу, но какая это была рыба! Отборнейшие ладожские красавицы по 200-400 г, а несколько хвостов потянули больше чем на полкило. Та рыбалка, а она была уже в десятых годах, принесла незабываемое удовольствие. Не только размерами найденной рыбы, но и тем, что я ушел от бесклевья, а своим упорством превратил пролетный выезд в очень успешный. С каким же удовольствием я тогда шел со льда! Хотелось петь — это была эйфория от заслуженной рыбацкой удачи. Чего и вам желаю, уважаемые читатели.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях