Ловля плотвы зимой на Финском заливе — Все о ловле рыбы 🎣 Рыбалке.нет

Ловля плотвы зимой на Финском заливе

Сначала расскажу об особенностях ловли на неровном дне. На мой взгляд, это огромное преимущество при спортивной рыбалке, когда ты надеешься не только на рыбацкую удачу, но «ловишь головой», анализируя места стоянки рыбы, ее активность на разных глубинах — и таким образом понимаешь, где просверлить и прикормить следующую лунку. Значительные перепады глубин вообще характерны для Финского залива, но дополнительно рыболову сильно помогают построенные в прошлые века сооружения для военной защиты Петербурга с моря. Начиная еще с петровских времен и вплоть до начала двадцатого века, на Заливе строились форты, а в стороне от них затапливали разные помехи для затруднения прохода вражеских кораблей. Когда-то их расположение держали в тайне, но сейчас это ни для кого не секрет. Если посмотреть на карту глубин Невской губы, то вы непременно увидите обозначения «свайная преграда», «каменная преграда», «ряжевая преграда», а иногда просто «препятствие». Форты и старые полуразрушенные подводные преграды непременно нужно использовать при поиске рыбы.

Я довольно часто делаю так. Нахожу по карте в навигаторе одну из таких преград. Сверлю лунку, опускаю мормышку и выясняю направление течения. Отхожу примерно на 100 м. И затем делаю серию в 8 -10 лунок через 10 м одна от другой в направлении преграды и перпендикулярно течению. Глубина под дальней лункой может быть, например, 8 м, а возле преграды — всего три. Прикармливаю все лунки спокойно, не торопясь. На течении для доставки прикормки ко дну обязательно использую кормушку-самосвал. Бросать прикормку с руки, пусть даже слепленную в шары, не только бессмысленно, но и вредит рыбалке. Ведь брошенный сверху шар ляжет далеко от лунки и соберет рыбу там. К сожалению, каждую зиму приходится видеть рыболовов, которые портят себе ловлю таким образом. С непрошеными советами я никогда не лезу, но если человек, видя, что у меня клюет, а у него — глухо, подходит с вопросом, всегда объясняю, в чем дело. По-моему, желание учиться стоит уважить, даже если ради этого надо отложить удочку на 5-10 минут.

Есть мнение, что на течении нужно использовать «самосвалы» как можно тяжелее, чтобы они достигали дна точно под лункой. Но я не согласен с этим, и использую те же кормушки, что и на Ладоге, где течения почти никогда нет. Во-первых, после касания дна я не сразу делаю «дерг», открывая защелку. Перед этим нужно немного приподнять кормушку и дать ей выровняться. Ведь опускаешь осторожно, медленно, чтобы кормушка самопроизвольно не открылась вполводы. При этом ее сильно сносит, это правда. Но если перед открытием кормуху приподнять и выдержать паузу на натянутой леске, то она возвращается обратно к лунке. Конечно, все равно открывается не идеально точно под лункой — течение не дает выровняться полностью. Но ведь и снасть при ловле будет сносить в ту же сторону! Так что, наша мормышка окажется как раз над точкой закорма, если правильно подобрать ее величину.

При ловле на Заливе я часто использую готовые, т. е. уже увлажненные прикормки. В последние два сезона пользуюсь смесями от «Биотехнологии». Наиболее рабочая смесь на Финском заливе у меня — плотвиная «Рыболов-эксперт». Мне нравится не только удобство пользования ею — не надо полоскать руки в ледяной воде, замачивая сухую смесь. Хорошо еще и то, что готовая плотвиная смесь этой марки довольно тяжелая. Она хорошо лежит на дне, в ней очень мало всплывающих частиц. На течении это важно, потому что обычную сухую сыпучую смесь, даже если сильно ее увлажнить, все равно не столько съедает рыба, сколько уносит течением. Не раз я проводил эксперименты, когда приходило время докорма. Уже проверенные рабочие лунки кормил через одну: то готовым «Рыболов-экспертом», то одной из зимних сыпучих смесей от той же «Биотехнологии». Пробовал даже увлажнять «сыпучку» заранее, еще дома, чтобы она как следует в тепле впитала влагу и времени до рыбалки прошло побольше. Итог экспериментов такой: после кормления обычной «сыпучкой» клев быстро активизируется, но быстро и заканчивается. Судя по всему, прикормку быстро «сдувает» течением. А готовая тяжелая смесь работает в разы дольше.

Теоретически можно было бы заморочиться — и добавлять в сухие сыпучие смеси грунт. Но зачем, когда уже есть готовый проверенный рецепт? К тому же, грунт зимой сам не добудешь, надо покупать, а грунты далеко не в каждом магазине есть. Впрочем, справедливости ради, надо сказать, что сухая «сыпучка» у меня не только для Ладоги и других водоемов без течения. На Заливе иногда использую ее на проверенных местах, где точно знаю, что есть рыба, как «спусковой крючок» для быстрого начала клева. В одну и ту же лунку кладу сначала одну кормушку с порцией «Рыболов-эксперта», а затем еще полкормушки увлажненной сыпучей прикормки. И пускай «сыпучку» скоро унесет, зато она быстро привлечет рыбу, которая найдет на точке еще и долгоиграющую смесь — и остановится там надолго.

Заканчивая тему прикармливания, надо сказать, что из-за течения я не насыпаю прикормку в кормушку-самосвал, а леплю комок неправильной формы, что-то вроде колбаски или лепешки. Цель все та же: чтобы как можно дольше не уносило. Ведь шар правильной формы легко катит течением.

Итак, все лунки закормлены. Пока пройдешь весь десяток, перед каждой лункой лепя лепешку из прикормки, осторожно опуская «самосвал», а потом еще и давая кормушке выровняться под лункой, проходит немало времени — обычно больше получаса. Можно возвращаться к первой лунке и сразу начинать ее облавливать. В отличие от Ладоги, здесь редко бывает «лотерейное» расположение уловистых лунок — когда одна работает, а другая — нет, хотя глубина везде одна. Нет, на Заливе и глубины на протяжении ста метров возле подводной преграды очень сильно разнятся, и рабочие лунки обнаруживаются, как правило, на какой-то определенной глубине. Скажем, если работают две-три лунки на глубине 4-6 м,то я для верности еще делаю парочку обходов всей линии. И если в других клева нет, то засыпаю их снегом и больше не облавливаю. А вот возле рабочих делаю еще две-три дырки, стараясь сверлить не совсем вдоль по течению, а как бы в шахматном порядке. Чаще всего работать начинают и они.

Второе отличие от Ладоги — наличие подледных течений,причем, с переменным направлением и силой. Это вносит дополнительную сложность в рыбалку, потому что рыба на Заливе начинает клевать, когда есть течение. Если оно вдруг останавливается, то активность рыбы резко падает, зачастую практически до нуля. Но даже если течение остановилось и клев стих, не стоит капитулировать. Проблему можно решить. Кстати, это еще одно преимущество активной ловли без палатки. Палаточник на Финском заливе, когда пропадает течение, а вместе с ним и клев, обычно сидит на месте и ждет, пока течение опять «включится». Ждать можно долго. Сплошь и рядом, так и не дождавшись ничего, рыболов собирается домой, сообщая в телефон своим любопытным товарищам — дескать, ну, как обычно, пока течение было, поклевало более-менее, а как вода встала, ни поклевки не видал.

А ведь если не сидеть в палатке, а ловить налегке, то течение часто удается найти. Во-первых, оно сильнее возле разных препятствий. Здесь я имею в виду скорее не подводные неровности, а форты. Не далее чем прошлой зимой, когда рыбачил между фортами «Павел I» и «Милютин» (это недалеко от южной ветки дамбы), течение вдруг прекратилось. Я обошел свои лунки два или три раза, да поймал всего одну плотвицу. А когда было течение, с каждой лунки снимал по два-три «хвоста».

Кстати, плотва на Заливе в последние несколько лет обогнала ладожскую по размерам. Точнее, это не плотва на Финском заливе вдруг выросла, а наоборот, ладожская измельчала. Уже года три подряд самую крупную плотвину сезона я ловлю именно на Заливе, а не на Ладоге, хотя езжу примерно поровну и туда, и туда.

Так, пардон, я отвлекся. Итак, у фортов возле дамбы в одну из конца января этого года остановилось течение. Вскоре из стоящих неподалеку от меня палаток стали выходить рыболовы, бродить туда-сюда, разминаться после долгой неподвижности. Можно было разобрать и отдельные фразы, обильно пересыпанные перчеными словечками. Хотя и без слов было ясно, что у них не клюет.

Палаточники с их надежно установленными укрытиями, ввертышами в крепком льду, туго натянутыми растяжками, тщательно присыпанными снегом «юбками» палаток, и кучей скарба — от ламп и газовых плиток до комфортных кресел, к поиску рыбы не способны. А я решил попробовать подойти ближе к форту «Милютин». Сместился к нему метров на 100 и попробовал просверлиться, опустить мормышку. Показалось, что здесь слабенькое течение все же присутствует. Прошел еще, сделал лунку: ну точно, здесь уже явно ход воды есть! Закормил лунки — и вскоре рыбалка продолжилась. А объяснение-то простое: на широком пространстве между фортами течение сильно ослабло и стало практически незаметно. А ближе к форту, который вода вынуждена огибать, оно сохранилось. И активность рыбы тоже. Хотя плотва там была в среднем помельче, чем на изначальном месте, и с примесью густеры, но это уж всяко интереснее, чем наблюдать за неподвижным кивком.

Кстати, еще одна причина низких уловов у палаточников — нежелание играть мормышкой. Они пытаются взять не мастерством владения снастью, а количеством крючков. В одной палатке, к примеру, ставят две-три удочки, некоторые ухитряются и больше. И на каждой — гирлянда из нескольких мормышек. Но одна-то мормышка на одной снасти гораздо эффективнее! Не только потому, что позволяет придавать приманке разнообразную игру. Но и благодаря мобильности рыболова. Не нашел бы я рыбы у форта, попробовал бы тогда уйти в другую сторону, сместиться ближе к фарватеру. Там тоже плотва иногда держится, а уж течение возле фарватера есть практически всегда.

Кстати, коль уж я упомянул о снастях: никаких принципиальных отличий от снастей для плотвиной рыбалки на Ладоге нет — те же безосевые удильники-балалайки марки «Пирс», леска Shimano Ultegra Silk Shock 0,11 мм, лавсановый кивок, мормышка со свежим светонакопительным покрытием. Отличия лишь в массе мормышки, потому что ловля идет, как правило, на больших глубинах, чем на Ладоге, и главное — на течении. А под тяжелую мормышку подбирается более жесткий кивок.

Надо обязательно сказать об особенностях игры мормышкой на Финском заливе. На течении игра может значительно отличаться от классических «плотвиных» плавных покачиваний с медленным подъемом или опусканием. Дело в том, что я не стремлюсь поставить настолько тяжелую мормышку, чтобы на глубине и течении мормышка оставалась строго под лункой. Когда шла речь о закорме «самосвалом», я уже упомянул, что в небольшом смещении кормушки по течению беды нет, ведь и мормышку снесет в ту же сторону. Однако игра на снос — это целая тема, в ней есть несколько разных приемов. Вот опустил рыбак мормышку, она коснулась дна. Плавное движение удильником, мормышка чуть приподнимается — и опускается чуть дальше от лунки. Следующее движение кистью — еще один шаг мормышки по течению. Летом такая ловля называется «ходовая донка», и хотя там совсем другие снасти, но принцип — тот же. Отпуская мормышку от себя, вы заметите, что леску как бы затягивает в лунку. Можно, даже нужно экспериментировать с длиной каждого шага и паузами между ними. Так выясняются предпочтения рыбы, а заодно и точка, где легла прикормка. Разумеется, возможна и игра с обратным движением мормышки, т. е. с подтягиванием ее к лунке. И не нужно бояться, что вы не заметите поклевку. На течении рыба обычно берет активнее, чем в стоячей воде. Ведь она привыкла, что если сразу не попробовать корм, то он уплывет.

Еще одно приятное отличие ловли плотвы на Финском заливе по сравнению с Ладогой в том, что на льду значительно меньше рыбаков, а особенно — моторизованных рыбаков. Лично меня при дневной ловле на Ладоге постоянный шум моторов с разных сторон изрядно раздражает. А на льду Залива снегоходов и «мотособак» гораздо меньше, а уж автомобилей вообще практически не бывает. Это дает возможность вполне комфортно ловить и днем. Правда, днем во многих местах начинает одолевать злостный враг всех рыболовов — колюшка. Эта крошечная колючая рыбешка способна вымотать все нервы, бесконечно теребя насадку. Но, к счастью, она достает не везде. А там, где она присутствует практически на всех глубинах, например, в районе Курорта (Сестрорецк), есть радикальный метод борьбы с нею: отказ от животных насадок и переход на тесто или манную болтушку. Плотва на растительные насадки клюет не намного хуже, чем на животные, а вот колюшка ими почти не интересуется. Правда, тесто гораздо хуже держится на крючке, чем мотыль или, тем более, опарыш. После каждой холостой поклевки приходится перенаживлять. Но, увы, чем-то приходится жертвовать, чтобы избавиться от назойливой сорной рыбешки.

В завершение статьи расскажу о некоторых местах, где я частенько ловлю плотву на Заливе. Про все не скажу, конечно, оставлю некоторые рыбацкие секреты при себе, но есть вполне клевые и нисколько не секретные места. Во-первых, это Петергоф, а точнее, поселок Просвещения. Там расположен маяк, и на лед обычно выходят возле него. До мест ловли 3-4 км. На льду обычно есть тропы, по целине приходится идти разве что сразу после серьезного снегопада. Идти дальше, ближе к фарватеру, до которого около 5 км, не стоит. Нужно иметь в виду, что фарватер на Финского залива судоходен круглый год, даже в сильный мороз ему не дают замерзнуть ледоколы и проводят разные суда, в том числе весьма крупные. Волна от большого судна, зашедшая под лед, способна поломать его, несмотря ни на какую толщину. Если вы сидите вдалеке от фарватера, то лишь услышите отдаленный треск, да разве что лед может вздрогнуть. Ничего страшного в этом нет. А вот находиться близко к фарватеру несравнимо опаснее. Не советую.

Ближе к берегу стоит обратить внимание на трещину, которая из года в год возникает на расстоянии около полутора километров от берега. Весь сезон она смерзшаяся и никакой опасности не представляет, но во время длительных оттепелей может оттаивать и расширяться. Размер плотвы в тех краях не особенно велик, но присутствует довольно много густеры, которая разнообразит рыбалку, если плотва вдруг забастовала.

Второе любимое место — уже упомянутый Курорт. Там рыба есть и близко, буквально в километре от берега, есть и значительно дальше. Многие ходят в сторону форта Тотлебен (он же Первомайский). На мой взгляд, уходить за плотвой далеко от берега не стоит, она там не крупнее. Но если у берега нет течения, тогда, конечно, надо идти его искать. Впрочем, ходоки вдаль, к форту, очень часто вовсе не плотвичники, а любители блеснения окуня или судака. Но об этом распространяться не буду, ловля хищников на Заливе — не по теме статьи. В плане безопасности место хорошее, лед там отрывает крайне редко. Однако, плотва лучше всего ловится по первому льду, а потом уже в конце зимы. В среднем, плотва достаточно крупная.

И, наконец, возле дамбы, в районе некоторых фортов, тоже есть отличные плотвиные места. Если, проезжая ночью по КАД, вы видите скопление палаток на льду, это не просто так. Обратите внимание, это практически наверняка проклюнулась крупная плотва Финского залива. Плотва здесь хорошая по размерам, довольно часто держится вперемежку с не менее крупной густерой. У фортов с городской стороны дамбы, когда лед достаточно толст, вполне безопасно. Отрывать лед там некуда, к тому же его держат и форты, и дамба. Не приближайтесь только слишком близко к фарватерам, а также к водопропускникам. И будет вам рыбацкое счастье. Если не заморачиваться с палаткой и прочими ненужными на короткой ночной рыбалке вещами, то выезжать на Залив можно хоть на вечер, буквально на 4-5 часов. Близко, удобно, и рыба есть.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях